Нарвскому предпринимателю-депутату удалось избежать правосудия

Суд над членом горсобрания Нарвы центристом Федором Овсянниковым и его супругой прекратился в основном из-за истечения срока давности. Подсудимые, никогда не признававшие вины, тем не менее, не настояли вчера на продолжении процесса во имя своей реабилитации.

Уголовное дело в отношении известного нарвского предпринимателя-политика Федора Овсянникова и его жены Ирины Канна было начато в январе 2001 года Нарвской префектурой полиции, а с апреля им занялась Полиция безопасности. Следствие изучало деятельность швейного акционерного общества «Юнона», которое возглавляет Овсянников и где бухгалтером его жена. Когда ПБ предъявила первоначальное обвинение предпринимателю, члену горсобрания и в ту пору члену «Исамаалийта», суд разрешил взять Овсянникова под стражу. Он провел в камере 22 дня.Обвинительный акт был передан в суд в ноябре 2005 года. Фактически речь идет о зарплатах в конвертах работникам швейного производства и о сокрытии таких выплат. Как нашло следствие, в декларации за 1999 год «Юнона» предоставила налоговому ведомству неверные данные о зарплатах и государство недополучило подоходного налога на сумму 612280 крон. Таким образом, подсудимые обвиняются по двум статьям УК: сокрытие доходов или других облагаемых налогом объектов путем предоставления неверных данных, а также подлог документов, необходимых для проверки правильности выплаты налогов. В качестве наказания за это предусмотрены штрафы, лишение права на деятельность в определенных сферах и даже до трех лет тюрьмы.

Судебный процесс над супругами был начат пару лет назад и предвиделось участие огромного числа свидетелей. В течение 2007 года было несколько заседаний, но вчера суд завершился в связи с истечением сроков давности (окончательное постановление судья еще не вынес). Обвинитель — окружной прокурор Константин Ростовцев — был вынужден признать обоснованным ходатайство адвоката Сергея Поличева о снятии обвинения по одной из двух статей. Защитник аргументированно доказал, что истек срок давности с момента совершения преступления. Подсудимые, в свою очередь, не настаивали на продолжении процесса, хотя это дало бы им возможность реабилитироваться.

Что касается второй статьи обвинения, где речь идет о должностном подлоге, то тут уже сам прокурор ходатайствовал о прекращении процесса и по ней тоже. Обвинитель отметил, что общественный интерес к этому делу невысок, а само преступление малозначительно, учитывая, что налоговый долг подсудимые давно заплатили. Ростовцев считает, что при всех этих обстоятельствах нерационально занимать время суда.

Ходатайствуя перед судьей о полном прекращении процесса, Ростовцев предложил вменить подсудимым в обязанность заплатить государству деньги: 20 тысяч от Овсянникова и 10 тысяч от его супруги. Также, считает прокурор, супруги должны оплатить стоимость проводившихся экспертиз — 49140 крон. Во время перерыва адвокат Овсянникова попытался договориться с обвинителем об уменьшении этих сумм, но Ростовцев в ответ заметил, что подсудимые и так хорошо отделываются и торг тут неуместен.

Судья Вируского суда Алексей Коваленко принял ходатайства сторон и на днях вынесет постановление. Вероятнее всего, суд над Овсянниковым и его супругой действительно будет прекращен.

В беседе с «Северным побережьем» Ростовцев отметил, что если бывшие подсудимые не выполнят денежные требования в том объеме и в те сроки, которые оговорит судья, тогда он потребует возобновить судебный процесс.

Прокурор также считает, что раз подсудимые сами не захотели продолжать судебный процесс во имя своей реабилитации и согласились нести дополнительные расходы, значит, фактически они признают свою вину. Об этом косвенно говорит и тот факт, что требования по налогам в общей сумме на 953736 крон они давно удовлетворили. Правда, для этого потребовался отдельный гражданский судебный иск.

На вопрос «СП», почему стало возможно, что прошел срок давности и подсудимые избежали наказания или полноценного оправдания, Ростовцев ответил уклончиво. Во-первых, сказал он, так назначаются судебные заседания; во-вторых — часто изменяются законы, регулирующие эти сроки давности.

Комментарий газеты «Северное Побережье»:

Это совсем некрасиво, непонятно, неинтересно, то есть — бездарно. Уместно ли так рассуждать о правосудии эстонского государства? Возможно, что и нет, но других слов не подобрать, глядя на финальные кадры длительного судебного действа «Дело Овсянникова».

Большие силы полиции всех мастей, следователей, прокуратуры, бюрократической судебной машины кидались в топку этого процесса еще с 2001 года. Заинтересованная общественность чутко следила, как идет борьба с зарплатами в конвертах на пресловутой «юноновской швейке», сотня проходящих по делу свидетелей нервничала в ожидании приглашения, обвиняемый почти месяц провел на арестантских нарах… И что же? Неужели все это было ради того, чтобы теперь адвокат констатировал истечение сроков давности, а прокурор-обвинитель с этим согласился? Так и есть — сценарий бездарен. Осталось дождаться автографа судьи, но и он уже вряд ли удивит мастерством.

Лишь один плюс разглядело «Северное побережье» в этой грустной мыльной опере. Сейчас фирма «Юнона» уже не имеет никаких долгов по налогам и, как говорят люди, по конвертам зарплата не пакуется.

«Северное побережье» никогда не желало расправы над Овсянниковым и его супругой, но мы все ждали торжества правосудия. Блестящим финалом был бы и оправдательный приговор, и обвинительный. Теперь же все, что у нас есть, — лишь скупая на урожай почва для размышлений о преднамеренности, о сговоре, о всемогуществе центристов в Нарве и еще бог знает о чем, что позволило поставить такую вот кислую уголовно-процессуальную точку.

Правосудие превзошло себя и вознеслось над собой. Хотелось бы разглядеть все титры.

Источник информации : газета «Северное Побережье»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.