О деньгах, интеграции, искусстве и языке суахили …

Фрагмент плаката, призывающего учить эстонский язык. Репро: kompromat.ee .Помните плакаты «Развяжи», заполонившие  улицы Таллинна пять лет тому назад? Тогда с одних плакатов на нас смотрели перепуганные мужчины с зашитыми ртами, с других – грустные женщины со стянутыми  шнурочком губами. Потом через год плакаты из серии «Развяжи» сменились плакатами из серии «Язык прокормит», на которых уже жизнерадостные мужчины и женщины, высунув язык, демонстрировали своё рвение к изучению государственного языка. Скажу честно, что у меня и у моих знакомых подобные плакаты ничего, кроме чувства протеста и оскорбления, в душе не вызвали. И обиднее всего было даже не то, что эти плакаты фактически оскорбляли неэстонское население, а то, что эти плакаты по сути заказывались и изготавливались на наши с Вами деньги, то есть на государственные деньги и деньги европейских фондов, выделенные на интеграцию неэстонцев в эстонское общество, ибо заказчиком плакатов тогда выступил Фонд интеграции – «Mitte-eestlaste Integratsiooni Sihtasutus».  И обошлись эти плакаты налогоплательщикам  в «кругленькую» сумму. К примеру, как выяснили в свое время любознательные эстонские журналисты, только кампания под слоганом «Развяжи!» обошлась в 480 тысяч крон. По всей видимости, в такую же, а может даже и в  более крупную,  сумму обошлась и кампания «Язык прокормит!», точная цифра бюджета которой автору этих строк, к сожалению, осталась неизвестной.

Потом была другая государственная  кампания – кампания по популяризации Эстонии в мире. Внимательные читатели, следящие за новостями политики, наверное, тоже её хорошо помнят? Я имею ввиду компанию по разработке брэнда для Эстонии. Именно это «брэндо-чудо» должно было сделать нашу страну привлекательной в глазах туристов. По логике коллектива авторов, возглавляемых женой нынешнего кандидата в президенты и депутата Европейского парламента Тоомаса Хендрика Ильвеса – Эвелин Ильвес (впрочем, тогда она ещё носила фамилию Инт-Ламбот, хотя и жила уже в свободном браке с Тоомасом Ильвесом ), при взгляде на созданный ими брэнд у каждого иностранца должно было возникать жгучее желание посетить Эстонию. Рекламно-креативная группа Эвелин Инт-Ламбот-Ильвес «трудилась»  над брэндом «в поте лица» целый год. Созданное этой  группой произведение обошлось тогда эстонскому государству в 13,3 миллиона эстонских крон и по своей сути свелось к написанному на английском языке лозунгу «Добро пожаловать в Эстонию!», то есть «Wellcome to Estonia!».По всей видимости именно за проверку правильности написания этого лозунга на английском языке Эвелин Инт-Ламбот-Ильвес и перечислила английскому консультационному агентству «Interbrand» 4,8 миллиона крон. Правда, возникает вопрос, если всю «работу» проделали англичане, то что тогда делала группа многочисленных экспертов и консультантов под руководством самой Эвелин Инт-Ламбот-Ильвес? Впрочем, при взгляде на обоснование произведенных этой группой затрат остается только сделать вывод о том, что эта группа помогала тратить остальные 8,5 миллионов крон. Вообщем, пресловутый литературный Остап Бендер из «Двенадцати стульев» с его « ремонтом провала», как говорится , явно бы этой рекламно-креативной группе проиграл, хотя он и был в подобных делах, как известно, большой «дока».

Читатели, наверное, спросят, что общего между двумя этими рекламными кампаниями, в которые были вбуханы такие огромные государственные деньги и которые ничего не принесли эстонскому налогоплательщику, кроме, естественно, обогащения лиц, причастных к их проведению. А ещё, наверное, спросят, зачем я вспоминаю о них сегодня, несмотря на то, что это уже дела давно минувших дней. Что ж, поясню. Я действительно вспомнил об этих, по сути выкинутых на ветер, деньгах налогоплательщика не случайно. Ибо я постоянно думал о них, когда гулял несколько недель назад по залам «КУМУ». Читатели, наверное, уже знакомы с такой абрревиатурой, обозначающей сокращение, полученное от эстонского слова «KUnstiMUuseum», то есть «Художественный Музей»? Так вот, гулял я по залам музея, любовался собранными в залах картинами и скульптурами эстонских мастеров и недоумевал, почему все таблички с пояснениями выполнены в музее исключительно только на английском и эстонском языках. В результате этих недоуменных размышлений у меня и родились те вопросы, которые я бы хотел здесь озвучить.  При этом я даже не хотел бы напоминать о том, что русские, проживающие в Эстонии, тоже имеют право, как налогоплательщики, то есть как люди, на деньги которых, в том числе, был построен этот государственный музей,  получать информацию в нем на доступном для них языке. Я не буду напоминать об этом, ибо знаю, что в этом случае меня просто ткнут носом в статью Конституции Эстонии под номером  6, где написано о том, что государственным  языком  Эстонии является эстонский язык, а это значит, что по конституции я не имею права настаивать на том, чтобы в государственном музее Эстонии были таблички на руском языке. Поэтому я не буду напоминать о своих правах налогоплательщика, а просто задам несколько вопросов, адресованных  министру народонаселения Паулю-Эрику Руммо и министру культуры Райво Пальмару, от лица интегрируемых в эстонское общество неграждан, а также от лица российских туристов, посещающих Эстонию :

1. Заинтересованы ли эстонское государство и лично министр народонаседения Пауль-Ээрик Руммо в том, чтобы проживающие в Эстонии неэстонцы понимали, а может быть, даже любили культуру Эстонию? И помогли бы неэстонцам, по мнению министра,  музейные таблички на русском языке лучше бы познать эту самую эстонскую культуру?  Если судить по Государственной программе «Integratsioon Eesti ühiskonnas 2000-2007», то есть «Интеграция в эстонском обществе в 2000-2007 годах», ответ министра народонаселения на этот  вопрос должен был бы звучать утвердительно, ибо в этой программе записано: «Eesti kultuuriruumi säilitamine ja arendamine» , то есть «Сохранение и развитие культурного пространства Эстонии».Но … мы имеем сейчас в музеях то, что имеем.

2. Сколько табличек на русском языке для эстонских музеев можно было бы оформить на деньги, израсходованные на ненужные по сути и оскорбительные по содержанию плакаты из серий «Развяжи!» и «Язык прокормит!»?

3. Заинтересованы ли эстонское государство и лично министр культуры Райво Пальмару в том, чтобы поток туристов из России в Эстонию увеличивался и в будущем? Помогла бы музейная информация на русском языке россиийским туристам лучше познакомиться с культурой Эстонии? При этом я хотел бы напомнить о том, что приезжающие из России в Эстонию туристы едут сюда ни за дешевым сексом и алкоголем, как их «коллеги» из скандинавских и западноевропейских стран, а едут сюда, в первую очередь, чтобы вдохнуть тот особый «балтийский воздух культуры и свободы», по которому многие россияне ностальгируют ещё с незапамятных времен, то есть именно российские туристы , в первую очередь, являются теми туристами, о которых может мечтать любая страна, делающая ставку на туризм, как отрасль. А также еще напомню о том, что средний российский турист оставляет в Эстонии в несколько раз больше денег, чем средний турист из той же Скандинавии или Западной Европы. Неужели Эстонии не нужны эти деньги?

4. Сколько табличек на русском языке для эстонских музеев можно было написать на деньги, израсходованные группой Эвелин Ит-Ламбот-Ильвес на изобретение т.н. «эстонского брэнда»? Мне почему-то кажется, что с учетом величины суммы, бездарно израсходованной этой «брэндовой группой», а также с учетом общего количества государственных музеев в Эстонии, на эти деньги можно было бы изготовить таблички для всех музеев страны и написать их при этом не только на русском языке, а ещё впридачу на двадцати других, включая такие экзотические, как хинди и суахили!

5. Можно ли в ближайшем будущем сделать так, чтобы посещение государственных музеев стало бесплатным для лиц, постоянно проживающих в Эстонии, и компенсировалось, к примеру, музеям из фондов того же министра народонаселения или министерства культуры? Напомнню, что в этом году горуправа Таллинна пошла навстречу пенсионерам и предложила им ходатайствовать раз в квартал о пятидесятипроцентной компенсации  на театральные билеты. А почему бы государству не взять пример с Таллинна и не пойти дальше, предложив стопроцентную скидку на билеты в музеи для всех жителей Эстонии? К примеру, пришел человек, постоянный житель Эстонии, в государственный музей, показал «ID-карточку» и получил возможность бесплатно ознакомиться с экспозицией музея, а музей потом бы выставил счет за это посещение министру Руммо или министру Пальмару. Глядишь, и пользы было бы больше для жителей Эстонии, и меньше бы денег уходило иной раз на оскорбительные, т.н. «интегрирующие», плакаты.

Я знаю, что эстонские министры не читают газеты на русском языке, пусть даже и выходящие в Эстонии, но все-таки выражу надежду на то, что это делают их пресс-советники, и поэтому надеюсь, что в следующем номере газета «За народ!» сможет опубликовать ответы министров, на заданные в этой статье вопросы. И искренне  надеюсь, что это не будет простой отпиской.

Впечатлениями от посещения КУМУ поделился

Виталий Фактулин

Оригинал материала. 
© Газета «За народ!»,  09.09.2006, Виталий Фактулин — «О деньгах, интеграции, искусстве и языке суахили …»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.